В ПЛЕНУ ЗАВИСИМОСТЕЙ

Все мы в большей или меньшей степени от кого-то или чего-то зависим: от близких, коллег, начальства, жизненных обстоятельств, бытовых проблем, неожиданных событий... Но чрезмерная зависимость может свидетельствовать о неврозе или о личностных проблемах.

Психологи обнаружили, что люди, не удовлетворённые собой и своей жизнью или чувствующие себя одинокими, склонны компенсировать ощущение неблагополучия «простыми радостями». Утешением могут стать переедание, просмотр всех подряд телевизионных передач, употребление алкоголя и прочие лёгкие способы получения удовольствия и развлечения.

Есть, например, разряд людей, которые периодически сбрасывают накопившееся психологическое напряжение безудержной тратой денег на множество вещей, часто абсолютно ненужных. В момент совершения покупок они чувствуют радостное возбуждение, потом наступает недолгий покой, но вскоре приходит понимание, что потрачено гораздо больше, чем можно себе позволить. Поняв вину перед родными, человек решает впредь так никогда не поступать. Впрочем, через какое-то время всё повторяется. По данным американских специалистов, симптомы «шопомании» — так они именуют данный вид зависимости — наблюдаются у каждого шестого американца. Подавляющее большинство подобных невротиков — женщины.
Любая привязанность или потребность в чём-либо вполне естественно создаёт зависимость от объекта, будь то близкий человек, домашнее животное, привычное место сна, предпочтения в еде или любимый вид досуга. Патологические привязанности отличаются от обычных некоторыми признаками: силой зависимости, её неосознанностью, а также неспособностью её контролировать и изменять. Многие привыкли смотреть по вечерам телевизор. Но когда из-за пожара на Останкинской телебашне в Москве вешание на несколько дней прервалось, люди реагировали на сбой в устоявшемся распорядке дня по-разному. Кто-то с удовольствием пошёл с детьми в парк или отправился в гости, почитал книгу, занялся давно отложенными делами. Однако были и такие, кто буквально места себе не находил: без конца переключал каналы и, с раздражением глядя на тёмный экран, отбрасывал пульт. Безусловно, у них сформировалась глубокая зависимость от телевизора, хотя до этого они её не осознавали.

Пагубность многих зависимостей, в том числе алкогольной, никотиновой, лекарственной, невозможно отрицать. Но вот человек очень любит сладости или бутерброды или считает обязательным купить и прочесть очередной номер глянцевого журнала, хотя сам признаётся, что там «всегда одно и то же». Часто мужчины так срастаются со своим автомобилем, что не могут пройти пешком 100 м до магазина. Есть женщины, которые даже к почтовому ящику не спускаются без макияжа и маникюра — иначе, как сами выражаются, «чувствуют себя раздетыми». Так ли всё это плохо? Неужели нельзя позволить маленькие слабости и удовольствия?

Можно, даже необходимо разрешать себе то, что нравится. И очень желательно каждый день находить время не только для обязанностей, но и для удовольствий. И с некоторыми своими слабостями лучше и проще смириться, чем вести вечную бескомпромиссную борьбу. Подлинная опасность зависимостей заключается в ограничении свободы личности.

Быть свободным — значит иметь возможность делать выбор между разными способами поведения
, вариантами поступков, взглядами, идеями, ценностями. Внутренняя свобода также подразумевает способность отказаться от того, что мешает. Если же человек не в силах справиться с привычкой, даже осознавая её нелепость или вредность, он уже не свободен, а зависим.

Совладать с зависимостью, найти золотую середину между самоподавлением и бесконтрольностью не просто. Даже согласившись, что проблема существует и хорошо бы от неё избавиться, человек ничего не может с собой поделать. Он снова и снова втягивается в просмотр телесериалов, тратит последние деньги на очередную модную вещь, ежедневно часами разговаривает по телефону, принимает горстями разнообразные лекарства и т. д.
Выход из плена зависимостей, как и при большинстве психологических проблем, заключается в максимально полном осознании происходящего и принятии самого себя, своих трудностей, поступков, целей, мотивов поведения. Понимание того, что именно нравится в объекте зависимости, какие потребности он в действительности удовлетворяет или замешает, что стоит за невозможностью от него отказаться, позволяет отделить собственные реальные ценности от назойливых зависимостей.

Признание своей непомерной любви к сладостям уже важный шаг на пути к освобождению от неё. Теперь есть возможность принять осознанное решение, например, договориться с самим собой и съедать только одну-две кре¬мовые булочки в неделю, или устраивать себе «обжорный день» раз в месяц, или покупать булочки лишь в дорогой кондитерской, что в часе езды от дома. Соблюдение подоб¬ного договора обычно доставляет отдельное удовольствие, поскольку напоминает игру и даёт ощущение владения своей жизнью. Как ни парадоксально, но даже заключение типа «Я буду продолжать есть булочки сколько захочется, несмотря на полноту, прыщи и трату денег» тоже ослабляет зависимость, ведь это акт добровольного выбора. Свершившееся осознание всё равно начинает свою работу и со временем отразится в мыслях, чувствах, поведении.

Особенно трудно отдавать себе отчёт в социальных зависимостях: от общественного мнения, от принятого в определённом кругу стиля жизни, стереотипов поведения. Сильно подверженный социальной зависимости человек передоверяет рекламе или окружающим любой выбор: как и где работать, отдыхать, поддерживать здоровье, в каких магазинах делать покупки, каким порошком стирать бельё... Американские психологи в 80-х гг. XX в. провели исследования и обнаружили, что большинство домохозяек из семей выше среднего достатка находятся в полной зависимости от «полагающегося» образа жизни. При этом они так заняты надуманными делами и хлопотами, что им не хватает времени на общение с мужем и собственными детьми, не говоря уже о творчестве или размышлениях наедине с собой. Американский психолог Роберт Сейденберг как-то заметил о подобных женщинах: «...им настолько вбили в голову нормы чистоплотности, что обеспечили тем самым их хроническую и безвыходную занятость». У женщин, продолжает Сейденберг, вообще отняли возможность быть самими собой, проявлять себя как личность и после этого удивляются, что они ведут себя как невротики. Их неврозы являются неизбежным следствием навязанного им образа жизни. Впрочем, немногим лучше домохозяек чувствуют себя и некоторые бизнес-леди: ведь от них строжайше требуется безупречно выглядеть, посещать фитнес-клубы, следить за модой... Безусловно, всё это могло бы стать вполне приятным, если бы не было столь обязательным.
Зависимость ещё не признак невроза, но предупреждающий знак. Он говорит о внутренних проблемах, препятствующих росту и самореализации личности и со временем способных проявиться в других сферах жизни. Так, когда примерным хозяйкам, о которых шла речь, психологи посоветовали менять постельное бельё не каждый день, а раз в неделю, то у большинства женщин возник вопрос: «А что мне делать с освободившимся временем?». Аля них бесконечная вереница забот стала средством бегства от свободы, способом ухода от самих себя.

Социальные зависимости постоянно используются рекламой. Потребителю внушается: если он не купит предлагаемый товар, не воспользуется новой услугой, то будет в чём-то ущербным, отставшим от жизни, хуже других. А вот если мы делаем всё «как положено», то у нас «всё о'кей» и жизнь удалась.
Это не значит, будто нельзя ничего делать и покупать из того, что предлагается рекламой. Однако важно осознавать реальное положение дел. Можно, собираясь с друзьями, время от времени пить пиво. Но если уже ни одна встреча компании не обходится без пива, если без него не удаётся свободно общаться, если посиделки с пивом стали единствен ной возможностью расслабиться и почувствовать удовольствие от жизни, стоит насторожиться. Вероятно, уже сформировалась психологическая зависимость. А поскольку в этом случае она связана с алкогольным напитком, то недалеко и до физической зависимости. И скоро из бесконечного множества вопросов в жизни останется только один: «Кто идёт за пивом?».

Очень часто зависимость играет важнейшую роль во взаимоотношениях людей. Психологи всё больше приходят к мысли, что зависимость есть составляющая невысказанного диалога, который человек ведёт с кем-то из близких. Ребёнку, объедающемуся конфетами, возможно, не хватает родительской любви. Муж, который не в силах удержаться от того, чтобы не проиграть все деньги в казино, испытывает прочность чувств жены или мстит ей, сам не зная за что. Наркоман или алкоголик с помощью своей зависимости решает вопрос о смысле жизни для родителей или супруга: отныне они живут, спасая его. Осознание этих скрытых пружин зависимости, возможность обсудить с близкими то, что никогда не было сказано, делают ненужной саму привычку.
Современный человек существует в таком напряжённом ритме, несёт такие психологические нагрузки, что ему становятся чрезвычайно необходимы быстрые и эффективные способы разрядки, выход за пределы круговерти дел и обязанностей. И вполне реально найти для себя такие приёмы расслабления, которые не вредят ни физическому, ни психологическому здоровью. Например, надёжное и общедоступное средство снятия напряжения — контакт с водой, которой издревле «смывали» грехи и проблемы. Это может быть ванна, душ, купание в бассейне или естественном водоёме, просто умывание (не зря подобная привычка иногда принимает навязчивый характер у невротиков). Многим горожанам противостоять давлению мегаполиса помогают походы, рыбалка, пикники, прогулки по парку. А для кого-то отдушина — чтение хороших книг, посещение выставок и театров, встречи с друзьями, общение с животными: лошадьми, собаками, даже муравьями.
Желательно, чтобы способ снятия напряжения был не один, и чтобы они относились к разным сферам самопроявления: иногда хорошо помечтать в одиночестве, иногда повеселиться с друзьями, иногда полезно понежиться в ванне, иногда лучшим лекарством станет энергичная пробежка.

 

Фото контактов психолога в Минске

 

Курсы психологии и психоанализа. Групповые и частные консультации. Психолог в Минске - 2016 год