Причинность как следствие самотождественности.


До сего момента мы были сосредоточены на выявлении фундамента человеческой способности рассуждать. В этом контексте обсуждаемые аксиомы являются неизбежными начальными точками процесса: никакое познание не может быть получено вне их. Хронологически, однако, развивающийся ребенок не одновременно овладевает тремя аксиомами. «Существование», - отмечает Рэнд, - подразумевается с самого начала, дается с первым ощущением.  Для овладения ребенком понятием «самотождественности» и (позже) «сознания», однако,  даже в неявной форме, должны пройти месяцы рефлективного обозрения умственного содержания. Он должен последовательно практиковаться в процессах разграничения и объединения, потому что это не дается автоматически в результате простого открывания глаз.
Перед обретением способности различать тот объект от этого, и таким образом обрести неявное представление об определенной идентичности, он должен уяснить, что объекты существуют. Это предписывает рост над хаосом разрозненных ощущений, с которого начинается его сознание; это предписывает объединение ощущений в комплекс цельного объекта, или предмета. (Такая интеграция ощущений обсуждается в главе 2.) На этом этапе ребенок достигает, в неявной форме, понятия «существа», «организма», «организации».

Понятие «объекта» аксиоматично и включается в последующий процесс познания, хотя это и не основополагающая аксиома. [12] В частности, осмысление «объекта» в соединении с привходящим овладением «идентичностью» делает возможным открытие следующего важнейшего метафизического принципа, рассматриваемого в настоящем разделе: закона причинности.
Перед этим, однако, я должен дать разъяснение относительно понятия «объекта». В силу его аксиоматичности разъяснения этого понятия могут быть даны только незамысловатым указыванием на предметы, доступные человеку в чувственных ощущениях.
Укажу на твердые вещи с определенной формой, как камень, человек, стол. Расширяя такое исходное ощущение, «объект» или «система» может быть использовано в разных контекстах для обозначения широкого спектра существований, как Солнечная система, компания Дженерал Моторс или мельчайшая субатомная частица. При всем разнообразии эти «объекты» или «системы» могут быть разложены, в конце концов, на комбинации, компоненты либо определенные аспекты «объектов» первоначального понимания.
Объекты образуют содержание воспринимаемого человеком мира; ничего более не существует для рассмотрения. При акте созерцания объектов ребенок, как и взрослый, отмечает некоторые их качества, действия и связи. Со временем детское сознание оказывается способно фокусироваться на отдельных чертах, изолируя их мысленно для различения и исследования. Побочным продуктом такого процесса является сумма так называемых философских «категорий», как свойство («красное» или «твердое»), количество («пять сантиметров» или «шесть килограммов»), отношение («справа от ...» или «после...»), действие («прогуливаться» или «переваривать»). Следует подчеркнуть, однако, что ни одна из этих «категорий» не имеет метафизической первоначальности; ни одна не существует независимо; все они представляют только аспекты объектов.
Не существует «красного» или «твердого» в отрыве от карандаша или книги, или другого красного или твердого предмета. «Пять сантиметров» или «шесть килограммов» предполагают предмет размером пять сантиметров или весом шесть килограммов. «Справа от...» или «после ...» не имеют никакого смысла в отрыве от предметов, один из которых расположен вправо от другого или после него. Также - что особенно важно для рассмотрения закона причины и следствия, - не существует изолированных действий; есть только действия, совершаемые объектами. «Действием» мы называем то, что делается объектом. «Прогуливание» или «переваривание» не имеет никакого отдельного существования в отрыве от существа с ногами, тела или органа с белками, осуществляющими переваривание.

Ребенок на стадии (неявного) понимания «объекта» с конкретной «индивидуальностью» и «действием» обладает достаточным знанием для уяснения (неявного) закона причинности. Для того чтобы подняться на эту ступень, ему нужно уяснить универсальный факт: объект определенного типа действует определенным образом. Ребенок трясет своей погремушкой, и она звучит; он швыряет подушкой, и шума нет. Мячик после пинка катится по полу; он пинает стол, но тот остается неподвижен. Он выпускает кубик из рук, и тот падает; отпущенный воздушный шарик взлетает к потолку... Ребенку хотелось бы, чтобы подушка загремела, стол покатился и кубик плавно поплыл вверх, но сделать это ему невозможно. Вещи, убеждается он вскоре, действуют неким определенным путем. Так неявно достигается знание о причинности; такова детская форма осмысления отношений между природой объектов и типом их действия.
Зрелое уяснение закона причинности состоит в выраженном осознании таких связей. Осознание покоится на двух моментах: факте, что некоторое действие есть действие объекта; и законе самоидентичности (тождества), - «А» является «А». Каждый объект обладает определенной природой; она специфична, не противоречит себе, ограничена. Она обладает определенными -и только ими - чертами. Конкретный объект действует в соответствии с его природой.
Предположение об альтернативных проявлениях объекта - вопреки или отлично от его природы, является предположением о невозможном. Объект не может действовать отлично от своей природы, потому что существование есть самоидентичность, конкретная определенность; если бы объект действовал вопреки его природе, ему следовало бы быть ничем, небытием. Объект не может проявляться вопреки своей природе, иными словами - в противоречии своей определенности, своим чертам, потому что «А» есть «А», и самоотрицание невозможно. В любом варианте обстоятельств поэтому только один тип проявлений возможен для объекта, -проявления, характеризующие его специфику. Происходящие проявления и действия объекта причинно обусловлены его природой.

 

Курсы психологии и психоанализа. Групповые и частные консультации. Психолог в Минске - 2016 год