НЕВРОЗЫ, СТРАХИ, ФОБИИ

При сдаче экзаменов все нервничают.
Но если у человека отнимаются ноги, пропадает голос, вылетает из головы всё выученное и он просто не может себя заставить подойти к столу преподавателя — это невроз. Каждому неприятна критика. Но если малейшее замечание приводит человека в крайнее замешательство, если он мучительно краснеет и готов сквозь землю провалиться — это тоже невротическое поведение. После нападения злой собаки любой будет осторожен при общении даже с мирными псами. Однако тот, у кого сердце начинает учащённо биться и при виде болонки, идущей на поводке по противоположной стороне улицы, скорее всего, страдает невротическим страхом.
Неврозы — нервно-психические или личностные расстройства, которые возникают в результате психологической травмы и проявляются в неадекватной, странной с точки зрения здравого смысла реакции на те или иные обстоятельства. Травмой могут стать сильный испуг, острое чувство одиночества и отвержения, болезненный удар по самолюбию — словом, событие или ситуация, несущие угрозу безопасности человека, доверию к миру и людям.
Возникновение невроза и его проявления всегда связаны с личностными особенностями. Одна и та же ситуация кем-то воспринимается как обычная неприятность, а у кого-то породит глубокое нервное расстройство. Например, многим девушкам приходится хоть раз в жизни переживать разрыв с молодым человеком. Это всегда тяжёлое испытание, на время, выбивающее из колеи. Но невроз — долгие, сильные, мучительные переживания по поводу случившегося, делающие невозможными новые отношения, — с большей вероятностью разовьётся у той девушки, которая в детстве страдала от недостатка любви и признания со стороны родителей или была травмирована уходом из семьи отца. Ситуация с оставившим её возлюбленным вступает в резонанс с детской травмой и становится «спусковым крючком» для невроза, но не его подлинной причиной. Девушка будет постоянно обдумывать последние встречи с парнем, мучительно искать, что же она сделала и сказала не так, часами сидеть у телефона, надеясь на его звонок, проводить бессонные ночи, плача в подушку. Ей начнёт казаться, будто жизнь кончена, она никому не нужна, никто и никогда её больше не полюбит, да никто и никогда на самом деле не любил. Бесполезны заверения подруг и родных: «он тебя не стоил», найдутся и другие, «выбрось из головы». Она, если и согласится с доводами, ничего не сможет с собой поделать. Потому что плачет и страдает не столько сегодняшняя 18-летняя девушка, сколько та 5-летняя малышка, от которой когда-то ушёл папа и которой никто не помог правильно пережить эту ситуацию.
Психотравмирующая ситуация влияет на какие-то жизненно-важные для нас отношения, потребности, цели и создаёт внутриличностный невротический конфликт. В душе сталкиваются два непримиримых чувства, представления, желания, порой не осознаваемые нами. Я люблю папу — но ужасно злюсь из-за того, что он меня бросил. Я должен сделать порученную работу — но не желаю её делать или боюсь не справиться. Очень хочется, чтобы пожалели и приласкали, — но это «слюнтяйство», «мужчины так себя-не ведут». Не в силах разрешить противоречие, человек загоняет его в глубь подсознания, и оно с готовностью предлагает некий иллюзорный выход объяснение происходящего или способ действий. Отец ушёл, но он всё равно хороший, просто я виновата, слишком плохая для него. Мне не придётся делать эту работу, если я буду слабым и уставшим. Для меня не будет унизительна жалость, если мне станет по-настоящему плохо из-за болезни или ужасного настроения.

Таким псевдовыходом из тупика и становятся невротические проявления: чувство неполноценности или астения, истерический невроз или депрессия. Юнг считал, что невроз — «защита, выставленная против объективной внутренней деятельности души», и «довольно-таки дорого оплаченная попытка» заглушить в себе внутренний конфликт. По мнению Эриха Фромма, невротик как бы бежит от самого себя, пытается спрятаться от проблем, переживаний, воспоминаний.
Существует три общепризнанные классические формы неврозов: неврастения (астенический невроз), истерический невроз и невроз навязчивых состояний.
Неврастения, или нервное истощение, чаще всего результат сильного психического переутомления. Причиной могут быть длительный стресс, чрезмерные нагрузки, высокая ответственность, перенесённая тяжёлая болезнь. Жертвами нервного истощения нередко становятся абитуриенты, сдающие подряд несколько трудных экзаменов, предприниматели и люди творческого труда, выполняющие срочную работу в авральном режиме, матери грудных детей, не получающие помощи и поддержки, люди, вынужденные круглосуточно ухаживать за тяжелобольными. Возникновению неврастении способствуют хроническое недосыпание, неправильное питание, строгие диеты, малоподвижность. Неминуемо приводит к нервному истощению регулярное употребление стимуляторов, которые иногда входят в состав тонизирующих напитков и средств для похудания. Интересно, что нервное истощение чаще развивается в том случае, когда работа не принесла должного результата.

В своей «вымотанности» неврастеник как бы ищет оправдания за неудачу и укрывается от необходимости совершать новые попытки. Если же человек выложился до конца и достиг успеха, получил заслуженное признание, у него вряд ли возникнет невроз.
Страдающий неврастенией человек ощущает постоянную усталость, ему с трудом даются даже привычные дела. Если чувство долга, обязанности перед семьёй не позволяют взять паузу для восстановления сил, жизнь превращается в пытку. Особенно тяжело бывает по утрам, когда просто нет сил встать и начать новый день.
К вечеру состояние несколько улучшается. В этом отличие неврастении от обычного, «здорового» утомления, при котором утром человек вполне бодр, но к вечеру буквально валится с ног. Кроме усталости неврастеника преследуют приступы раздражительной слабости — от любого пустяка (сломался карандаш, не оказалось на месте нужной вещи, не вовремя зазвонил телефон) опускаются руки, хочется всё бросить. Временами наваливается апатия, тупое безразличие ко всему. Нарушаются сон, аппетит, пропадает сексуальное влечение. Человек начинает откладывать дела на потом, не справляется со своими обязанностями, и чувство вины за это еще больше ухудшает его состояние. Попытки взять себя в руки, собраться обычно заканчиваются неудачей, усиливая отчаяние и недовольство собой.
Коварство нервного истощения в том, что оно гораздо быстрее возникает, чем проходит. Загнавшему себя в течение нескольких недель трудового аврала может понадобиться около полугода, чтобы вновь почувствовать радость жизни.
Лечится неврастения правильно организованным отдыхом, включающим приятные занятия и физические нагрузки, витаминами и натуральными препаратами, поддерживающими нервную систему. Полезны техники расслабления, такие, как аутотренинг и медитация. Работа с психотерапевтом помогает по-новому отнестись к неудаче, учит не зацикливаться на сложной ситуации, ценить себя не только за успех, но и за умение добросовестно, с полной отдачей трудиться.

При истерическом неврозе человек всегда склонен отрицать свои действительные психопатические проблемы и трудности во взаимоотношениях. В этом случае его внутренний конфликт проявляется чаще всего в физическом недомогании. Человек чувствует боли, дискомфорт, удушье, другие неприятные ощущения. Но медики не находят у него никаких болезней. Иногда даже развивается паралич части тела, пропадает голос, зрение или слух, бывают припадки с рыданиями, судорогами и потерей сознания. Истерический больной не симулирует — он действительно испытывает боль или не в состоянии вымолвить ни слова. Но вместе с тем подобный симптом помогает ему получить определённую выгоду: либо избежать чего-то нежелательного (трудного решения, тяжёлой работы, общения с несимпатичным человеком), либо обрести желаемое (внимание, заботу, восхищение).
Механизм истерии закладывается ещё в детстве. В какой-то момент неприятная для ребёнка ситуация разрешается из-за его недомогания: например, прекращают ссориться родители, отменяется скандал из-за двойки, мама, обычно не слишком ласковая, оставляет дела и нежно ухаживает за ним. Повторившись несколько раз, подобный опыт даёт урюк (как правило, на бессознательном уровне), что, заболев, можно многого добиться. Конечно, если ребёнку хватает любви и родители ссорятся редко и не очень серьёзно, то он не будет вызывать в себе болезнь и идти на все связанные с ней издержки: плохое самочувствие, лекарства, процедуры, постельный режим. Но если не предвидится иного способа почувствовать ласку, избежать чрезмерного давления или обеспечить пусть временный покой в он будет чаще прибегать к истерическим реакциям.
Обычно больные истерией не обращаются за помощью к психотерапевту, так как не осознают психологических первоисточников своих проблем. Но они постоянно ходят по врачам, испытывают на себе экзотические методы лечения.
Временами, в периоды относительного благополучия, когда истерик чувствует себя в безопасности и окружён любовью и вниманием близких невроз отступает. Тогда заслуга приписывается очередному «эффективному средству». Но возникает жизненная трудность, намечается разлад в отношениях — и всё повторяется с новой силой. Если истерическому больному повстречается мудрый, опытный врач и посоветует ему обратиться к психологу, поначалу эта идея будет воспринята с энтузиазмом. Ведь психолог оказывает клиенту то самое внимание, в котором истерик так нуждается. Но стоит психотерапевту затронуть реальные психологические проблемы клиента, он встретит яростный отпор и даже отказ общаться с «этим ничего не понимающим психологом». Работа с истерическими больными — одна из самых сложных в психотерапии.


Невроз навязчивых состояний во многом сходен с психастенией и соответствует знакомому нам (по типажам Ганнушкина) психастеническому, или тревожно-мнительному, типу личности. Человек испытывает постоянное чувство тревоги и беспокойства, его преследуют тягостные мысли, идеи, страхи. Тревожные мысли могут быть примерно такие: «Не болен ли я какой-нибудь страшной болезнью? А вдруг у меня СПИД?». Или: «Что за странная родинка у меня неожиданно появилась?.. Наверное, это рак, меланома?». Или: «Я так ужасно вёл себя, когда поспорил с ним! Говорил что-то невпопад, растерялся, потерял контроль над собой. Это кошмар! Я бы сейчас всё отдал, чтобы этого эпизода в моей жизни не было». Или: «Зачем я тогда сказал ей, что её мнение не имеет для меня никакого значения? Что на меня нашло? Я ничтожество, я — ужасный человек. Я, наверное, страшно обидел её, и она никогда не простит меня».

Эти мучительные мысли всплывают снова и снова, повторяясь иногда даже через много лет после того, что произошло. Поводом к самоистязаниям обычно бывают события не столь уж ужасные и непростительные, как представляется невротику-психастенику. (На самом деле психастеник практически не способен на явную агрессию по отношению к другому человеку, он почти никогда не выходит из себя.)
Чем выше степень неопределённости какой-то ситуации, тем выше психастеническая тревога. Подверженные ей люди создают своеобразные индивидуальные ритуалы — схемы стандартных действий, следование которым придаёт им немного уверенности, поскольку снижает неопределённость, непредсказуемость жизни. При сильном неврозе эти стандартные действия становятся навязчивыми: человек десятки раз в день моет руки, носит с собой ненужные вещи — «на всякий случай» (например, зонтик в ясную погоду), часто без необходимости пересчитывает разные предмет: деньги в кошельке, зажжённые окна, проезжающие мимо машины и т. п. Тревожно-мнительному человеку свойственно желание всё на свете спланировать заранее и строго следовать этому плану-ритуалу, чтобы избежать неприятностей, т. е. заглушить в себе постоянную тревогу. Стремление предусмотреть всё до мелочей особенно обостряется перед каким-нибудь необычным событием, ответственным или связанным с неопределённостью дальней дорогой, важным выступлением, встречей.
Люди, испытывающие постоянную потребность сверять свою жизнь, важные дела и решения с астрологическим гороскопом или многочисленными приметами, тоже, скорее всего, движимы психастенической тревогой. Астрологический прогноз помогает им сделать гнетущую неопределённость более определённой, а также облегчает процесс принятия решений, который даётся психастенику нелегко.
Психастенические черты свойственны очень многим людям. Кому не приходилось, уйдя из дома, мучительно вспоминать, выключен ли свет, газ, утюг, заперта ли дверь и т. д? Или испытывать наплывы неприятных воспоминаний о своих неблаговидных поступках, неудачных выступлениях перед людьми, каких-то нелепых ситуациях и конфузах? Частые приступы вины и муки совести — признаки психастенической тревоги. Её ещё называют свободно плавающей: она лишена реальных причин (хотя есть причины глубинные) и словно всё время ищет, к чему бы «прицепиться», и находит мнимые опасности, поводы и причины.


Самыми распространёнными и доставляющими немало страданий навязчивыми состояниями являются страхи, или фобии (от греч. «фобос» — «страх»). Есть клаустрофобия — боязнь закрытых помещений; агорафобия — страх открытых пространств; канцерофобия — страх раковых заболеваний. Встречаются страхи высоты, воды, инфекции, бессонницы, пауков, собак, уколов, врачей, страх покраснеть, боязнь публичных выступлений и многие другие. Фобия не имеет никакого отношения к трусости — смелый и отважный человек может испытывать иррациональный, непонятный ему самому страх перед безобидной мышью или совершенно безопасной поездкой в лифте.

Одна из тяжёлых форм невроза — панические атаки: при них человеком овладевает беспричинный ужас. «Спусковым крючком» способны послужить духота, плохое самочувствие, скопление народа, нехватка времени, перемена погоды или невесёлая мысль — для каждого своё. Охваченный панической атакой человек осознает, что никаких реальных причин для страха нет и он в безопасности. Однако чувствует себя так, словно стоит на эшафоте или умирает от разрыва сердца.
Положение страдающих фобиями и паническими атаками осложняется ещё тем, что они стесняются своих нелепых страхов и вынуждены по мере сил скрывать их от окружающих Психологи считают, что унять страх иногда можно, просто признавшись в нём, например, прямо сказать, садясь в кресло зубного врача: «Извините, но я ужасно боюсь»
Паническая атака, ослабляет остроту переживаний, помогает отнестись к ним более отстранённо.
Есть и смешанные формы неврозов, различные их вариации и комбинации. Невротические проявления зависят и от веяний времени, культурных факторов, общественных явлений. Так, классический истерический невроз отмечался у многих женщин до начала XX в., а затем стал встречаться реже или сопровождался менее характерными симптомами. Возможно, это связано с либерализацией общественной морали в вопросах секса и широким распространением идей психоанализа, раскрывшего механизм возникновения истерии. Невроз стал доступным для осознания и потерял свою власть.
Вслед за тремя классическими видами неврозов в XX столетии было описано множество других. Пенсионный невроз возникает в связи с резкой переменой образа жизни человека после выхода на пенсию. Невроз безработицы проявляется в апатии и депрессии после потери работы или в постоянном страхе потерять её. Военный невроз — как тяжёлое психологическое состояние участников некоторых войн. Отсюда «вьетнамский», «афганский», «чеченский», синдромы. Есть послеродовой невроз — боязнь не справиться с материнскими обязанностями, неоднозначные чувства по отношению к ребёнку; школьный невроз — страх перед школой. Резкое изменение социального положения — не редкость в наши дни. Часто оно приводит к неврозу взлёта — у людей, стремительно сделавших карьеру или слишком быстро разбогатевших, либо к неврозу падения — в прямо противоположных случаях.

Появились и новые фобии: навязчивые страхи ядерной угрозы, террористических актов, радиоактивного заражения и т. п. Было установлено также, что некоторые характерные явления современной цивилизации — например, неумеренность в еде, чрезмерная привязанность к телевизору, компьютеру, болезненное неприятие своего внешнего облика — являются невротическими симптомами.
Невротический срыв, вызванный каким-либо событием, — ситуативный невроз — может случиться у каждого из нас в любом возрасте. Однако порой человек проявляет черты невротика с раннего детства, болезненно реагирует на многие жизненные обстоятельства. Психоаналитик Карен Хорни ввела для подобных случаев термин «невроз характера», или «невротическая личность». Детство невротической личности всегда отмечено психологическими травмами. Правда, совсем без них ещё не удалось вырасти ни одному человеку: каждому приходится пережить отнятие от материнской груди, первую разлуку с родителями, первую ссору со сверстниками и т. д. Хотя в большинстве случаев последствия не бывают очень серьёзными, поскольку наша психика наделена значительным запасом прочности и чаще всего успешно справляется с неприятными ситуациями и переживаниями. Но иногда испытание может оказаться слишком тяжёлым. Это относится к обстоятельствам чрезвычайным: умер кто-то из родителей или других близких, ребёнок стал жертвой насилия. Или же имел место не один эпизод, а длительная мучительная ситуация — нелюбовь матери, пьянство отца, бесконечные скандалы дома. Травма могла прийтись на такой момент развития ребёнка, когда он особенно уязвим, например, развод родителей сильнее всего ранит детей в возрасте трёх — шести лет. Некоторые малыши от рождения более ранимы и чувствительны. Так или иначе, человек выносит из детства некий опыт, который начинает отбрасывать тень на всю его дальнейшую жизнь, искажает восприятие действительности, поведение и взаимоотношения с людьми.

Хорни считала, что основная особенность невротической личности — повышенная тревожность, возникающая из-за неудовлетворённой потребности в безопасности и любви в детстве. Тревожность порождает страхи, сомнения, неуверенность в себе, вынуждает выстраивать сложную систему психологических защит — способов вытеснения в подсознание гнетущих проблем. Невротик прячется от реальности, бежит от неё. Тревога не позволяет ему здраво взглянуть и на самого себя. Невротической личности свойственно противоречивое сочетание болезненного самомнения, представления о собственной исключительности с самоотвержением, недоверием и нелюбовью к себе. Поэтому человек, с одной стороны, с трудом переносит критику, а с другой — сам никогда не бывает доволен собой, постоянно находит, за что себя «грызть».
Состояние страдающего неврозом порой бывает крайне тяжёлым. На какое-то время он может даже больше, чем психотик, оказаться не приспособлен к жизни. Однако при этом его психика не нарушена, он сохраняет критичность по отношению к своему состоянию, хочет преодолеть недуг. И часто говорит о собственных «заморочках» с неприязнью или юмором.
Некоторые врачи остроумно сравнивают психоз с тяжёлой хронической болезнью, психопатию — с инвалидностью, а невроз — с острой инфекцией. Переносящий грипп в определённые моменты может чувствовать себя намного хуже больного стенокардией или человека без ноги, и его жизнь порой находится даже в большей опасности. Однако грипп обязательно пройдёт, а стенокардия будет протекать всё тяжелее и новая нога никогда не вырастет.
Именно для лечения неврозов создавались разнообразные виды психотерапии. Задача её в том, чтобы помочь человеку найти и осознать подлинную причину расстройства — лежащий в его основе конфликт. Человек учится реально смотреть на себя, свою проблему, свои отношения с другими. В отношении невротической личности приходится проделывать более длительную и глубокую работу, поскольку требуется не просто решить какую-то проблему, а изменить многие прочные и глубинные установки. В последнее время психотерапевтический подход применяют и в лечении психозов, и в работе с психопатиями, и нередко это оказывается эффективным.

 

Фото контактов психолога в Минске

 

Курсы психологии и психоанализа. Групповые и частные консультации. Психолог в Минске - 2016 год