СЕМЬЯ СЕГОДНЯ И ЗАВТРА

На протяжении ушедшего века семья, подобно многим другим важным составляющим человеческой жизни, пережила серьёзные изменения. Прежде всего, иной стала система ценностей. Если раньше человек воспринимался как часть клана, почти собственность семьи, и оценивался по тому, насколько хорошо выполнял свои обязанности по отношению к ней, какой бы она ни была, то сегодня, напротив, семья оценивается по тому, что она даёт человеку. Из союза, заключаемого в интересах клана, семья в развитых странах превратилась в союз индивидуальностей, создаваемый ими ради самих себя и своих детей.

Свобода заключения и расторжения брака привела к появлению причудливых комбинаций: разведённые супруги вступают в новые браки, дети от разных отцов и матерей воспитываются вместе или регулярно встречаются, из-за детей поддерживаются отношения с родителями и другими родственниками бывших супругов и т. д. В результате возникают новые типы взаимоотношений, предъявляющие высокие требования к личным качествам членов таких мегасемей. Человеку, имеющему опыт трёх или четырёх браков, в каждом из которых рождались дети, нужно немало такта, терпения, наконец, просто времени и сил, чтобы нормально общаться с многочисленной роднёй, к тому же часто враждующей между собой. Нередко столь сложная ситуация превращает жизнь людей, а особенно детей, в сплошную нервотрёпку. Но есть семьи, где близкие, тёплые отношения складываются и между бывшими супругами, и между сводными братьями и сёстрами, и между детьми и новыми супругами их родителей. Известный семейный психотерапевт Виржиния Сатир на основании своей богатой практики утверждает, что проблемы, с которыми сталкиваются неполные, сводные и все прочие «нестандартные» семьи, совершенно такие же, что и у семей традиционных.

Собственно, по-настоящему распространённой нуклеарная семья стала только в прошлом веке — раньше она была характерна лишь для высших слоёв общества. Причинами послужили большая экономическая самостоятельность молодёжи и стариков, мобильность жизни. В развитых странах современная семья может каждые несколько лет менять город и даже страну проживания. В результате связи со старшим поколением слабеют, дедушки и бабушки видят внуков раз в год на Рождество, а то и реже. Почти забыта исконная, тысячелетиями существовавшая роль стариков — советчиков, наставников, основных воспитателей детей. Это, с одной стороны, даёт старшему поколению свободу выбора: либо продолжать трудиться, либо предаваться безмятежному отдыху в свои преклонные, но ешё активные годы, а с другой — заставляет пожилых людей чувствовать себя невостребованными, одинокими. К моменту наступления настоящей дряхлости выясняется, что с детьми и внуками они фактически чужие
люди, совместная жизнь с ними психологически невозможна и единственный выход — дом престарелых. В странах менее экономически благополучных, где маленькие пенсии, непомерно дорогое жильё и где просто нельзя прокормить семью силами одного отца, отношения со старшим поколением сохраняются более традиционные. Бабушки и дедушки сидят с внуками, а молодые родители обеспечивают всю семью. При этом старшее поколение вправе до некоторой степени вмешиваться в дела молодых, а дети считают для себя обязательным ухаживать за родителями, когда те уже не в состоянии себя обслуживать. И та и другая модель имеют свои плюсы и минусы. К сожалению, выбор обычно определяется не свободным решением самой семьи, а давлением экономических факторов и общественного мнения.

Распространение нуклеарной семьи сделало не менее сложным и положение родителей. В истории человечества сами родители почти никогда не осуществляли ежедневный уход за детьми. У богатых этим занимались няньки, у бедных каждые руки были на счету, и молодой здоровой женщине приходилось работать, с малышами же сидели старики и дети от пяти до девяти лет. Родители ласкали, утешали, наставляли, баловали, а значительную часть ежедневной, рутинной работы — кормление, купание, стирка, игра — выполняли другие члены семьи. Педагог и публицист Симон Соловейчик заметил по этому поводу, что в русской народной сказке о репке действуют дед, бабка и внучка, а родителей нет — они в поле.

Сегодня взрослый разрывается между потребностью в творческой самореализации, профессиональном росте и родительскими обязанностями. При этом детей в семьях стало мало, они обычно желанные и долгожданные, потому матери и отцу хочется проводить с ними больше времени. В результате родители попадают в сети постоянного цейтнота, недовольства собой и всё чаше раздражаются на тех самых детей, ради которых так стараются. Однако исследования психологов и социологов могли бы их утешить: оказывается, даже очень занятые, но любящие родители дают своим детям достаточно тепла и любви. Важно не столько количество, сколько качество общения. И наоборот: нередко ребёнок из богатой семьи, с которым сидит неработающая мама, попадает к детскому психологу с тяжёлыми расстройствами и получает диагноз «острый дефицит общения с матерью».

Многие семьи, дабы избежать конкуренции между карьерой и родительством, откладывают рождение детей на то время, когда финансовое положение укрепится, мать уже основательно утвердится в профессии, заработает авторитет и сможет на несколько лет оставить работу, чтобы потом к ней вернуться. В целом зрелое родительство действительно, как правило, оказывается более мудрым, терпеливым и радостным, но, к сожалению, с таким подходом не вполне согласна природа: чем старше женщина, тем труднее ей родить здорового ребёнка.


У современной российской семьи свои особенности. Российский семейный психотерапевт Эрнест Эйдемиллер называет среди них чрезмерное доминирование бабушек, отсутствие во многих семьях мужчин, материальную зависимость разных поколений друг от друга, всё ешё сохраняющееся отношение к семье как к «ячейке общества», т. е. институту, призванному обеспечивать в первую очередь интересы государства, а не самих людей.

Нельзя забывать и о том, как отразилась на судьбах семей трагическая история нашей страны в последнем столетии. Нет практически ни одной семьи, которая не потеряла бы своих членов в период войн и репрессий, не испытала бы долгих мучительных разлук, чья жизнь не была бы омрачена враждой близких на идеологической почве, предательством «под давлением обстоятельств», необходимостью лгать, изворачиваться, поступаться своими ценностями. Семьи, перемолотые историей, покалеченные и разрушенные, передают свою боль, обиду, страх потомкам, и освободиться от такого «родового проклятия» далеко не просто.

Следствием повального уничтожения мужчин на протяжении нескольких десятилетий подряд стал укоренившийся «женский» тип воспитания. Выросшие без отцов
мальчики сами не знают, как быть отцами своим детям, и отступают на задний план, предоставляя воспитание матерям и бабушкам.

Резкие перемены последнего десятилетия XX в. также послужили нелёгким испытанием для российской семьи. Экономические изменения в одночасье превратили сотни тысяч мужчин из кормильцев в фактических безработных. Кто-то сумел найти своё место в новой ситуации, но очень многие так и не выбрались из трясины растерянности, депрессии, не смогли заставить себя заняться пусть менее престижной и интересной, но приносящей доход работой. В результате немало семей распалось: женщины не видели смысла продолжать совместную жизнь с человеком, переставшим быть опорой. Те же семьи, в которых оба супруга не нашли в себе сил и воли строить жизнь заново, часто разрушались изнутри: родители спивались, а дети оказывались на улице. Нелегко складывается и судьба неожиданно разбогатевших семей. Большинство их тоже распалось, поскольку прежние роли супругов были сломаны, а найти новые и сохранить при этом отношения не удалось. Многие бизнесмены посчитали необходимым сменить «старую» жену на «новую» — молодую и красивую. Дети из подобных семей обычно оказываются на попечении нянек и гувернанток или отправляются в пансионы и частные школы с постоянным проживанием.

Эпоха перемен выдвигает трудные задачи, но вместе с тем и даёт новые возможности. Удастся ли россиянам, сохранив такие преимущества своей семьи, как сердечность, сплочённость, научиться уважать индивидуальность и свободу каждого её члена?

Нередко приходится слышать мнение, что семья как общественный институт постепенно отмирает. Брак всё чаше становится временным, а значит, теряет смысл. Например, в Соединённых Штатах количество разводов за последние несколько десятилетий выросло в 15 раз. Роль мужчины как кормильца и защитника уже сегодня сведена к минимуму, возможности медицины делают необязательным даже его участие в зачатии ребёнка. Всё больше людей приходят к выводу: жить с нелюбимым человеком просто потому, что «так принято», слишком обременительно. По прогнозам специалистов, типичная семья будущего — это женщина с детьми, которых окружает более или менее постоянный круг друзей обоего пола. Традиционные супружеские пары сохранятся, если их будет объединять по-настоящему глубокое чувство, но они станут скорее исключением, чем правилом.

Вероятно, такой вариант развития событий окажется удобен для взрослых, но дети от него, безусловно, пострадают, ведь для счастливого детства и гармоничного развития им нужны и мать, и отец. Кроме того, лёгкость создания и разрушения союзов может сделать людей эгоистичными, поверхностными, обесценить многие важные грани отношений между мужчиной и женщиной.

Фото контактов психолога в Минске

 

Курсы психологии и психоанализа. Групповые и частные консультации. Психолог в Минске - 2016 год