АНАЛИТИКО-СИНТЕТИЧЕСКАЯ ДИХОТОМИЯ

Введение

Несколько лет назад я защищал капитализм в дискуссии с видным профессором философии. В ответе на его обвинение, что капитализм ведет к принудительной монополии, я объяснял, что такие монополии являются причиной государственного вмешательства в экономику и логически невозможны при капитализме. (О дискуссии по этому вопросу см. «Капитализм: неизвестный идеал) Профессор был совершенно равнодушен к моему аргументу, отвечая с удивленным видом и презрением:
«Логически невозможно? Конечно - представьте ваши определения. Вам, попросту говоря, нет дела, какая часть рынка это контролирует, вы не назовете бизнес «принудительной монополией», если это случится в системе, которую вы называете «капитализмом». Ваша точка зрения - истина произвольного указа, это не дело семантики, это логическая правда, но не фактическая. Оставьте сейчас логику в стороне; будьте серьезным и утвердите действительные эмпирические факты по этой проблеме».
Для непосвященного в проблемы философии этот ответ будет непонятным. Хотя подобные ответы встречаются сегодня везде. Принципы, лежащие в основе этого, пронизывают нашу интеллектуальную атмосферу подобно росткам эпистемологической черной чумы, жаждущей заразить и уничтожить любую идею, которая требует поддержки заключительной логической аргументации, чумы, которая распространила субъективизм и концептуальное опустошение на своем пути.
Эта чума - формальная теория в технической философии; она называется аналитико-синтетической дихотомией. В некотором виде она практически принята одинаково каждым влиятельным современным философом: прагматиком, логическим позитивистом, аналитиком и экзистенциалистом.
Теория аналитико-синтетической дихотомии заполонила каждый угол нашей культуры, достигнув - прямо и косвенно - каждой человеческой жизни, вопроса или интереса. Ее носителями являются многие, ее формы тонки и разнообразны, ее основные причины сложны и спрятаны - и ее ранние симптомы прозаичны и, казалось бы, доброкачественны. Но она смертельна.
Сравнение с чумой, однако, не совсем точное. Чума атакует человеческое тело, но не его концептуальную способность.
Сегодня каждый человек должен быть своим собственным защитником. В каком бы облике ни выступала теория аналитико-синтетической дихотомии, он должен быть способным определить ее, понять и ответить ей. Только так может он выдержать натиск и остаться эпистемологически нетронутым.

Теория в вопросе не является философским основанием; любая позиция в ней, неважно, будет ли это согласием и оппозицией, выходит, в значительной степени из взгляда на природу понятий. Объективистская теория понятий представлена во «Введении в эпистемологию». В настоящей дискуссии я буду отталкиваться от этого основания. Я буду суммировать теорию аналитико-синтетической дихотомии, как если бы она была изложена ее защитниками, а затем отвечу на нее по пунктам.

Теория была порождена в Древнем мире как следствие из взглядов Пифагора и Платона, но она достигла широкой известности и влияния только после защиты ее такими современными философами, как Гоббс, Лейбниц, Юм и Кант. (Данная теория получила название от Канта.) В ее современной продвинутой форме теория утверждает, что основной раскол в гуманитарном знании происходит от разделения положений или истин на два взаимоисключающих (и совместно исчерпывающих) типа. Они различаются - как утверждается - в их происхождении, ссылках, их познавательном статусе и средствах, с помощью которых они могут быть проверены. В частности, четыре центральных положения различения предполагается выделить в два типа:

Рассмотрим следующие пары правдивых предложений:
A)    человек - разумное животное;
B)    у человека только два глаза;
A)    лед - твердый;
B)    лед плавает в воде;
A)    два плюс два равняется четыре;
B)    если смешать два литра воды с двумя литрами этилового спирта при температуре 15,56 градусов Цельсия, получим 3,86 литра жидкости.


В первом предложении в каждой из этих пар содержится информация, которую можно проверить только путем анализа смысла составляющих его понятий (таких, что называются «аналитически» истинными). Если просто указать определения соответствующих понятий для любых таких предложений и затем применить логические законы, можно увидеть, что истинные предложения непосредственно из них вытекают и что отрицать это - значило бы одобрять логическое противоречие. Однако они еще называются «логически истинными», и это означает, что они могут быть проверены просто правильным применением законов логики.

Так, если вы объявляете, что «человек не есть разумное животное» или что «2 плюс 2 не равняется 4», можно было бы проверить, что «разумное животное не есть разумное животное» или что «1 плюс 1 плюс 1 плюс 1 плюс 1 не равно 1 плюс 1 плюс 1 плюс 1», - оба утверждения являются внутренне противоречивыми. (Вышеизложенная иллюстрация предполагает, что «разумное животное» - определение «человека».) Подобный тип внутреннего противоречия случается, если бы вы отрицали, что «лед - твердый».

Аналитик
верит представленным конкретным примерам закона идентичности; как таковые они еще называются «тавтологией» (что эпистемологически означает, что утверждения повторяют «одни те же вещи», например, «разумное животное есть разумное животное», «твердая форма воды - тверда»). Так как все утверждения логики и математики в конечном счете могут быть проанализированы и проверены, утверждается, что эти два предмета попадут исключительно в «аналитическую» или «тавтологическую» половину человеческого знания.
Синтетические суждения, с другой стороны, можно проиллюстрировать вторым, суждением каждой вышеприведенной фразы, и большинство утверждений повседневной жизни и науки - как говорят, совершенно разные по всем этим пунктам. «Синтетическое» суждение определяется как такое, что не может быть подтверждено просто анализом смыслов и определений составляющих их понятий. Например, утверждается, что концептуальный или определительный анализ не могут сами по себе показать, плавает ли лед в воде, или какая жидкая смесь получится, когда различные количества воды и этилового спирта смешиваются.
Как сказал Кант, в этом случае предикат суждения («плавает на воде») устанавливает что-то о субъекте («лед»), который уже не содержится в значении предмета-понятия. (Суждение представляет синтез суждения с новым предикатом, отсюда и название.) Такие истины не могут быть объявлены действительными, так как не могут быть проверены с помощью простого применения законов логики; они не представляют конкретные случаи закона идентичности. Отрицать такие истины - поддерживать ложь, а не внутренние противоречия. Итак, ложь утверждает, что «человек имеет три глаза» или что «лед тонет в воде», - но сказано, что эти утверждения не внутренне противоречивы. Это факты случая, не законы логики отбраковывают такие утверждения. Соответственно, синтетические истины считаются «фактическими» - в противоположность «логическим» или «тавтологическим» по характеру.
(б) Аналитические истины есть необходимые; не имеет значения, какую область пространства или какой период времени вы рассматриваете, такие суждения должны сохранять истину. Конечно, то, что они утверждают, верно не только во всей Вселенной, которая действительно существует, но и во «всех возможных мирах», говорил Лейбниц. Так как эти отклонения внутренне противоречивы, противоположность любой аналитической истине есть невообразимое и бессмысленное. Пришелец с другой планеты может рассказать о множестве необычных чудес, но ему не поверят, если он объявит, что лед - это газ, человек - почтовая марка, а дважды два равняется 7,3.

Синтетические истины, однако, объявляются не необходимыми, а «условными». Это значит: на самом деле, в реальном мире, в котором мы с вами живем, такие суждения могут быть истинными, - но они не должны быть истинными. Они не истинны во «всех возможных мирах». Так как эти отклонения не есть внутренне противоречивые, противоположностью любой синтетической истине будут вообразимые и возможные, по крайней мере. Эта вообразимость и возможность - что люди могут иметь дополнительный глаз (или чертову дюжину их) на затылке или что лед может, подобно камню, тонуть в воде и т.д. Такие вещи не встречаются в нашем опыте, но нет никакой логической необходимости в этом. Факты, установленные синтетическими истинами, являются «грубыми, бессмысленными», которые никакая логика не может сделать внятными.
Возможно ли окончательно доказать синтетическое суждение? Можно ли быть логически уверенными его истине? Ответ - «нет». Как предмет логики, никакое синтетическое суждение не должно быть истинным; противоположность любого другого - возможна. (Большинство бескомпромиссных адвокатов аналитикосинтетической дихотомии продолжает: «Вы даже не можете быть уверены в своих непосредственных чувствах «г» например, что вы сейчас видите перед собой красное пятно. Определяя то, что вы видите «красным», вы неявно декларируете, что это цвет, сходный с цветом определенного вашего прошлого опыта, - и как вы узнаете, что вы вспомнили правильно? Человеческая память надежна, она не тавтология; противоположность - возможна».) Так, большинство из них, претендующих на статус синтетических, условных истин, является некоторой вероятностью, они есть - более или менее - гипотезы.
(в) Так как аналитические суждения есть «логически» правдивые, они, как утверждается, могут быть действительными независимо от опыта; они есть «неэмпирические» или «априори» (в настоящее время эти термины означают: «независимо от опыта»). Современные философы допускают, что некоторый опыт необходим, чтобы человек смог образовать понятия; их точка зрения такова, что, когда соответствующие понятия сформированы (например «лед», «твердый, «вода» и т.д.), дальнейших опытов не требуется, чтобы проверить их сочетание с аналитически истинными суждениями (например, «лед - это твердая вода») Суждение просто следует из анализа определений.
Синтетические истины, с другой стороны, зависят от опыта для их проверки; они «эмпирические» или «апостериорные». Так как они «фактические», вы можете обнаружить их истинность первоначально, только соблюдая соответствующие факты прямо или косвенно; а так как они есть «условность», вы можете узнать, сохраняются ли вчерашние синтетические истины сегодня, только с помощью последних эмпирических фактов.
(г) Теперь мы достигли кульминации: характерного сегодняшнего объяснения вышеизложенных различий. Аналитические суждения не предоставляют информацию о реальности, не описывают факты, они являются «неонтологическими» (то есть не относятся к реальности). Аналитические истины, как утверждается, созданы и поддерживаются человеческим произвольным решением употреблять слова (или понятия) определенным образом, они просто записывают последствия лингвистических (или концептуальных) условных обозначений. Это то, что является характеристиками аналитических истин. Они есть неэмпирические - потому что они ничего не говорят об опытном мире, у них иммунитет против будущих исправлений -потому что они обладают иммунитетом против реальности.
«Логические суждения, - пишет Витгенштейн в «Трактате», - говорят об одном и том же: что это ничто». «Принципы логики и математики, - утверждает А. Айер в сочинении Language,Truth and Logic, - универсально просто истинны, потому что мы никогда не позволяем им быть чем-то еще».
Синтетические суждения, с другой стороны, являются фактическими - и за это надо платить человеку. Цена - то, что они условные, неопределенные и недоказанные.
Теория аналитико-синтетической дихотомии предъявляет людям следующий выбор: если ваше утверждение доказано, это ничего не говорит о том, что это существует: если это о сущностях, это не может быть доказано. Если это доказано логическими аргументами, это представляет собой субъективное условное обозначение; если это подтверждает факт, логически невозможно установить его. Если вы проверите его посредством обращения к смыслу ваших понятий, тогда он отделен от реальности; если вы проверите его путем обращения 1C вашим восприятиям, тогда вы не можете быть в нем уверены.
Объективизм отвергает теорию аналитико-синтетической дихотомии как ошибку - в принципе, в корне, и во всех ее вариациях.


Читать далее - Необходимость и случайность



 

Курсы психологии и психоанализа. Групповые и частные консультации. Психолог в Минске - 2016 год